Проблемы информатизации

Несогласованные мероприятия по реформированию важнейшего для страны сегмента рынка окончательно запутали, как участников ВЭД, так и представителей государственных ведомств, привели к кризисной ситуации в системе организационного управления.

Как будут работать процессы Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана, который начал свою работу с июля 2010 г.? Как будут осуществляться таможенные процедуры на новых границах? Самое главное, что ожидает в новых условиях конкретный бизнес, какие ему придется нести издержки? На эти вопросы в стране, на настоящий момент, однозначно не может ответить никто.

Рынок надеется на новые технологии удаленного электронного таможенного оформления. Но так ли оптимистична ситуация в этом инновационном сегменте, какие проблемы реально стоят за декларируемыми лозунгами, и что необходимо предпринять, чтобы реально решить эти проблемы? Остановимся на этих вопросах более подробно.

Нельзя говорить об «одном окне» комплексного электронного оформления тех или иных процессов, если отсутствуют идеология и технология не только взаимодействия этих процессов за таким «единым окном», но и технология, и идеология самих этих процессов. В этом случае, можно лишь помочь управленцам компьютеризировать небольшие локальные сегменты их деятельности.

Именно такая ситуация характерна, на настоящий момент, для информатизации компонент рынка ВЭД, в целом, и автоматизации оформления внешнеторговых потоков, в частности.

С точки зрения логистики ВЭД, такой интегральной идеологией модернизации национального и наднационального рынка ВЭД, могла бы быть идеология неразрывности логистических потоков цепей внешнеторговых поставок. Именно, с точки зрения неразрывности, цельности материального («товар», «груз», «таможенный товар», «товар»…), сопровождающих его, документального, финансового и информационного потоков следует подходить к автоматизации внешнеэкономического сегмента, к автоматизации межведомственного взаимодействия в пограничных пунктах пропуска, пунктах таможенного оформления, на международных транспортных коридорах.

Рынок нуждается в упрощении таможенных и иных формальностей, прозрачности и открытости процедур контроля и оформления, снижению связанных с их проведением логистических издержек.

С этой точки зрения, все без исключения, добросовестные участники ВЭД заинтересованы в эффективных процедурах предварительного электронного таможенного оформления.

В предлагаемой идеологии, именно участники ВЭД должны были стать инициаторами таких инновационных технологий, особенно эффективных с учетом развития глобальной информационной сети.

В нашей стране, по причине опережающего развития таможенных ведомственных информационных технологий, инициатива в этом сегменте принадлежит таможенным органам. В отсутствии позиций Минэкономразвития и Минтранса РФ, ФТС России инициировала вышеназванные процедуры в своих, чисто ведомственных интересах, и, естественно, преследует только свою, ведомственную точку зрения, безусловно, требующую понимания. В отсутствие общей модели, весь процесс предварительного электронного таможенного оформления в идеологии ФТС России, разбит на несколько частей.

1. Электронное предварительное информирование таможенных органов о товарах и транспортных средствах перемещаемых через таможенную границу Российской Федерации.

2. Электронное обеспечение гарантий и уплаты таможенных платежей.

3. Электронное и интернет-декларирование.

Уже в таком, искусственном делении единого процесса заложена концептуальная ошибка, но, тем не менее, это современный подход к проблеме со стороны ФТС России.

Первая часть - электронное предварительное информирование - одно из самых приоритетных направлений деятельности таможенной службы, особенно актуальное в свете грядущих перспектив внесения изменений в Таможенный кодекс Российской Федерации в части введения института обязательного предварительного информирования. Предполагается обязать перевозчиков или иных лиц, указанных в ст. 16 ТК РФ предварительно информировать таможенный орган о товарах, ввозимых на таможенную территорию РФ.

Но именно такая постановка вопроса не учитывает реально существующее взаимодействие и распределение ответственности в логистических цепях внешнеторговых поставок.

Таможенное дело в России, применяя понятие «товар», вообще не признает понятия «груз», которым оперирует транспортная логистика и ее субъекты.

Следует заметить, что понятия «товар» в таможенном деле и «товар» в логистике внешнеторговых операций тоже, строго говоря, разные. Такое раздельное и неоднозначное понимание материального потока разных составляющих единого процесса ВЭД приводит, например, к тому, что требования таможенных органов по классификации (декларированию) товаров в соответствии с Товарной Номенклатурой ВЭД предъявляются, как правило, произвольному субъекту транспортного процесса, которым обычно, оказывается перевозчик.    4000 А отсюда - многочисленные и неоправданные издержки, например,  невозможность осуществления консолидированных отправок, фундамента транспортно-экспедиторской деятельности.

Перевозчик, может предоставить только те сведения, которые содержатся в его документах и не имеет возможности оперировать данными из документов, подотчетных другим участникам логистической цепи: экспортерам, импортерам, экспедиторам, брокерам и др.

Данные в различных внешнеторговых документах, имеющие одинаковую функциональность, могут быть полезно использованы в целях пограничного и таможенного контроля только при целостном рассмотрении всех процессов ВЭД и всех потоков в целом. В ином случае, данные перевозочных коносаментов могут не совпадать с данными внешнеторгового контракта и, выпущенных на его основе, документов экспедитора, страховой компании, банка и др. Любые несовпадения могут трактоваться таможенными органами, как нарушения и приводить к корректировке таможенной стоимости, к  остановке международной перевозки.

Прямое копирование, существующих в мировой практике национальных процедур обязательного предварительного информирования, не учитывает того факта, что в этих странах существует и хорошо работает логистическое (обычно транспортно-экспедиторское) нормативно-правовое поле, обеспечивающее интеграцию участников международных перевозок, их взаимодействие и наличие интегральной информационной среды. В нашей стране такого поля и такой среды пока еще нет.

В перспективе такая идеология предварительного информирования может быть удобна только глобальным, транснациональным, сетевым операторам мирового транспортного рынка. У таких компаний все звенья логистической цепи находятся под контролем их корпоративных норм и технологий. В России таких операторов нет и, в ближайшее время, они не могут появиться, по объективным, организационно-финансовым причинам.

Вывод очевиден: существующий механизм электронного предварительного информирования требует осмысленной и вдумчивой коррекции.

Следующий важнейший аспект - электронные гарантии и электронное обеспечение платежей. В данном случае совершенно непонятно вычленение этого блока из общей модели декларирования. Не может быть декларирования без обеспечения платежей, не может быть электронного декларирования без электронного обеспечения уплаты всех видов таможенных платежей. Здесь видится некоторая искусственность и бессистемность.

Анахронизм 90-х: только автоматизация таможенных платежей осуществляется с использованием устаревших средств их реализации и контроля. Вместо того, чтобы интегрировать усилия многих компаний на исправление этой ситуации, ФТС фактически оказывает протекцию для существования непрозрачной платежной подсистемы с абсолютно устаревшими механизмами. Перспективы электронных гарантий обеспечения платежей также непонятны.

Выход видится в демонополизации и реинжениринге этой специфической области, в передаче многих учетных и обеспечивающих функций национальной налоговой системе, построению прозрачных и эффективных систем электронной оплаты на основе межбанковских технологий и современных средств коммуникаций в увязке с компонентами предварительного информирования и предварительного электронного декларирования внешнеторговых поставок.

Для обеспечения гарантий свободного и безопасного движения внешнеторговых поставок, поручительства за их доставку и уплату платежей в бюджет государства, возможно, использовать нейтральную авторитетную организацию, не связанную в своей деятельности с таможенной службой.

Это позволит снять излишние административные барьеры, дать участникам ВЭД уверенность в свободном и беспрепятственном движении товарных потоков,  предоставить транспорентность и прогнозируемость их бизнеса.
В обеспечение этих инноваций можно будет задействовать имеющиеся на рынке механизмы электронных расчетов платежей и гарантий, учета и зачета обязательств, проведения транзакций в режиме реального времени, в том числе и с использованием банковских карт. Сведения, включающие не только сертификационные и перевозочные, но и стоимостные параметры при таком подходе могут стать элементами информационного обмена с использованием технологий предварительного информирования и «интернет» декларирования.

Именно «интернет-декларирования», потому что «электронным» оно является уже со времен внедрения ГТК РФ электронных форматов ГТД. И, именно во взаимосвязи с процессами предварительного информирования и постконтроля, что на настоящий момент отсутствует п позиции национальной таможенной службы.

Следует отметить безусловную перспективность реализованной в ФТС России процедуры представления сведений через Интернет, введенной в 2008 году приказом №52 и дающую возможность взаимодействия с таможенной службой из любой точки мира.
Также необходимо отметить, как перспективный момент, создание в ФТС России автоматизированной системы электронного представления сведений и электронных форматов документов, необходимых для таможенного оформления и таможенного контроля, дающих возможность практической реализации национальной информационной среды ВЭД.

Важно не подменять это начинание в создаваемых различными ведомствами, присутствующими в пограничных пунктах пропуска  информационных средах, таких как АСУ ТК Минтранса, ИИСВВТ, Комиссии Таможенного Союза,  МИАИС Минкомсвязи, систем ФМС России, ФНС России, ФСБ России, Роспотребнадзора, Минсельхоза России, и др., а развивать и интегрировать его, контролируя создание и развитие библиотеки национальных информационных стандартов, процедур и регламентов информационного взаимодействия, форматов передаваемых документов и структуру составляющих их данных.

В целях оказания достоверных и качественных информационно-логистических сервисов всем без исключения участникам  ВЭД, включая и государственные контролирующие органы, всеми имеющимися и перспективными АСУ сегментов ВЭД, необходимо создать и развивать цельную, взаимоувязанную и непротиворечивую модель сведений, необходимых и достаточных для прохождения каждого этапа ВЭД, включая все подконтрольные процессы в пограничных пунктах пропуска.

Эта модель должна также охватывать и все финансовые потоки, сопровождающие внешнеэкономическую сделку и ее транспортно-логистические процессы.

В этом смысле, функция такого независимого интегратора может принадлежать Росгранице, что в полной мере отвечает нормативному предназначению агентства.

На современном этапе развития мировой экономики, необходимость предоставления своевременной и достоверной информации о всех процессах ВЭД, управления  по принципу «одного окна» за счет создания элементов единой информационной среды , выявили новую перспективную тенденцию развития логистических операторов.

Это тенденция - появление на внешнеэкономическом рынке информационно-логистических операторов или информационно-логистических операторских центров (далее – операторский центр).

Операторский центр, представляет собой сервисную компанию, выполняющую на основе аутсорсинга комплексные услуги по управления интегрированными процессами в цепях поставок ВЭД, без использования физических механизмов управления материальными и иными логистическими потоками.

Функционал информационно-логистического оператора предполагает использование «виртуальной коммерции», реализации комплексных услуг по управлению логистическими процессами на основе единого информационно-технологического пространства.

Именно неразвитость отечественных механизмов транспортно-экспедиторских сервисов и отсутствие регламентации деятельности информационно-логистических операторов может дать правильный импульс развитию национальной логистике ВЭД. Имеется уникальная возможность перейти через эволюционный порядок развития логистического аутсорсинга и реализовать на практике механизмы виртуального управления цепочками поставок, управление комплексами транспортно-логистических услуг.

 Эта реализация должна опираться на инновационные компоненты глобальных информационных технологий и четко прописанные корпоративные стандарты. Именно корпоративные стандарты являются основной компонентой работы информационно-логистического операторского центра.

Первые практические механизмы реализации таких операторских центров появились на рынке ВЭД в целях предоставления услуг субъектам рынка по информационному взаимодействию с таможенными органами и снижения логистических издержек, связанных с процессами таможенного оформления.

Перспективная информационная система таможенной службы должна оперировать с полным объемом данных о товарах и транспо 4000 ртных средствах, находящихся во внешнеторговом обороте. В этом ключе становится понятной необходимость наличия операторских центров. Очевидно, что многие участники ВЭД, задействованные в технологических инновациях по предварительному электронному таможенному оформлению с таможенными органами, не всегда в состоянии нести большие расходы по разработке программно-аппаратных комплексов, в должной мере поддерживающих электронный обмен данными. В этом случае, совершенно логичным становится появление на «околотаможенном» рынке компаний, нейтральных к нему, имеющих соответствующее техническое оснащение, согласованное с таможенными органами программное обеспечение и осуществляющих электронный обмен данными с ними, в интересах и по технологиям своих клиентов – участников ВЭД.

Информационные системы таких инфокоммуникационных компаний – «операторов» должны быть построены по идеологии систем коллективного пользования и иметь соответствующие юридические, технологические и технические атрибуты.
Нейтральность и высокая информационная оснащенность должны быть основными характеристиками оператора. Никогда нельзя допускать ситуации, когда операторской деятельностью будет заниматься компания явно аффилированная с рынком «околотаможенных» услуг и не имеющая соответствующего организационного, технологического и технического обеспечения.

На основе корпоративных стандартов операторский центр должен обеспечивать интеграцию всех субъектов логистических цепей ВЭД, организовывать сбор и консолидацию необходимой информации, передачу от их имени и по их поручению этой информации в таможенные органы.

Именно в развитии системы национальных информационно-логистических операторов видится главная инновационная стратегия модернизации информационного обеспечения рынка ВЭД.
Несмотря на то, что операторский центр, как компонента информационного обмена между участниками ВЭД и таможенными органами, впервые появился именно в нормативных документах российской таможенной службы, последующие реформы практически уничтожили его идеологию.

Стали появляться идеи об обязательности ответственности оператора не за достоверность передачи информации, полученной от его клиентов, а за достоверность самой информации. Деятельность информационного оператора стала конкурентной деятельности его возможных клиентов (экспедиторов, импортеров, брокеров, перевозчиков и др.) и партнеров, предоставляющих ему информационные и технологические компоненты для реализации логистических сервисов.

Информационный оператор превратился в компанию, управляющую только коммуникационным доступом к информационным ресурсам ФТС России. Конкурентные преимущества в этом случае имеют структуры явно или неявно связанные с таможенными органами.
Такая идеология ведет к выхолащиванию инноваций и технологической деградации.

Из десятков, заявивших о себе операторских центров, большая часть принадлежит экспедиторским, брокерским, терминальным компаниям, крупным перевозчикам, способным интегрировать только собственную информацию. Такие центры ничем не отличаются друг от друга и не имеют возможность обеспечить интеграцию информации иных субъектов ВЭД. Часть операторских центров принадлежит небольшим компаниям, реализующим информационные сервисы в околотаможенной деятельности и, по сути, являются завуалированной формой реализации этих сервисов. Клиенты таких компаний оказываются в ситуации невозможности использования иных сервисов других компаний.

Лишь несколько операторских центров, осуществляет сбор необходимой информации через свою филиальную и партнерскую сеть, ее объединение, мониторинг, предметный анализ, сегментацию и информационный обмен, как со своими клиентами и ведомственными коммунальными системами, так и с таможенными органами РФ. Необходимо четко понимать их деятельность и отличие от иных компаний, использующих это название.

Безусловно, технологии и организационные компоненты информационно-логистических операторов, реализующих свои услуги на рынке ВЭД, заслуживают самого пристального внимания, изучения и развития. Эти компоненты могут быть не только ядром интеграционных технологий, объединяющих информацию всех субъектов логистических цепочек ВЭД, но и служить основой организации единой информационной среды автоматизированных систем федеральных органов и наднациональных объединений.